Архитектура Дворца

Сметные работы

Элементы скульптуры, соотношение пьедестала и фигуры, размер ниши — все должно быть крепко друг с другом связано. Если в архитектуру здания введен орнамент, то в том же духе должна быть трактована и скульптура. Все должно иметь общее ритмическое построение.

Это отлично понимали греки в период расцвета своего искусства. В последующие времена скульптура все больше становится отдельным и «штучным» элементом, совершенно не связанным со зданием, вне зависимости от общей темы того или иного архитектурного произведения. Ведущая роль в синтезе искусств, о котором уже шла речь, бесспорно, должна принадлежать архитектору.

Отсюда — и значение его знаний в области пластики, его способности к скульптурному образному мышлению. В качестве доказательства напомню о прекрасных рисунках барельефов в бывшем Александрийском театре, созданных Росси и выполненных в натуре лепщиками, о замечательных произведениях Мартоса, творениях выдающихся мастеров Донателло и Микеланджело. Весь ансамбль Дворца культуры и науки, включая застройку прилегающей территории, создавался в тесном творческом содружестве польских и советских архитекторов.

В момент наиболее напряженной работы в проектировании участвовало около 150 человек, в том числе 50 архитекторов. Еще в большей степени, чем при проектировании МГУ, требовался полный контакт творческого коллектива.

Только при этом условии, только когда весь большой коллектив трудится на одинаковых правах и от самого маленького до самого крупного работника имеет право на творческую инициативу, можно достигнуть полноценных результатов. Главный архитектор должен лишь регулировать и направлять работу коллектива подобно дирижеру.