Борьба за новое

Сметные работы

Борьба за новое будет существовать всегда. Но это «новое» нужно уметь определить, исходя из жизни, а не из абстрактных доктрин, которые, например, имеют столь широкое хождение в архитектуре Запада. Поиски нового там весьма часто исходят из формальных изысканий архитектора или берутся вне жизни народа, его обычаев и традиций. В свете современных задач поиски нового, правильное понимание вопросов традиции и новаторства, их углубленная разработка являются чрезвычайно важными и актуальными для теории и практики нашей архитектуры.

Другое сооружение — станция Ленинградского метрополитена «Автово» — строилось на месте, где в годы Великой Отечественной войны проходил передний край обороны Ленинграда.

В связи с этим тематическое оформление станции решено было посвятить исторической победе советского народа. К раскрытию этой темы хотелось привлечь яркий и выразительный материал.

Возникла идея использовать для этого, художественное стекло. Сейчас, когда замысел — хотя и со значительными отступлениями от проекта (не по вине авторов) — реализован в натуре, можно всесторонне осмыслить и проанализировать работу, продолжавшуюся ряд лет. Думается, что это представит известный интерес, так как роль советского архитектора заключается, в частности, и в том, чтобы способствовать расширению средств наиболее полноценного удовлетворения возросших эстетических запросов советского человека. Тем более, что возможности введения «новых» прогрессивных материалов у нас еще далеко не выявлены.

Обращение к художественному стеклу, изготовляемому заводским способом, — один из примеров воскрешения забытого материала. В России художественное стекло — хрусталь — издавна любили и культивировали.

В тридцатых годах XVIII века в Петербурге был сооружен из материала, близкого по внешнему виду к стеклу — хрусталю, знаменитый «ледяной дом» со всеми деталями отделки и скульптурой из льда.

Поверхности стен дома и детали сверкали подобно граням хрусталя.

Это замечательное сооружение было задумано и осуществлено выдающимся русским градостроителем П. М. Еропкиным.